Войти
ЧТО ПРЕДСТАВЛЯЛА СОБОЙ КУХНЯ ТУРЧАНОВИЧА
22.02.21 22:38:00
53
Источник: Unipack.Ru


ВОЗВАРАЩАЯСЬ К ОПУБЛИКОВАННОМУ

В материале, опубликованном в преддверии Дня защитника Отечества в 2019 г., автор этих заметок посетовал, что ему не удалось найти привилегию (так тогда в России назывался охранный документ, аналог патента) на изобретённую подполковником А. Ф. Турчановичем походную кухню. Но вот документ нашёлся. Спасибо за то неизвестному автору последней редакции статьи в Википедии. И мне стало интересно его проанализировать, используя свой опыт конструктора пищевого оборудования, патентоведа и офицера запаса службы тыла Советской Армии.


Главное: кухня конструкции Антона Фёдоровича Турчановича (1854 – 1943) существовала, и изобретатель получил на неё охранный документ. Заявку на признание его детища изобретением Антон Фёдорович подал 26 февраля 1904 г. и получил 29 сентября 1908 г. Привилегию № 14332 с названием «Походная кухня».


Из описания к Привилегии сразу же стало понятно, что большинство красочных рассказов об этой кухне, оказалось домыслами, часть из которых я, увы, повторил, правда, отметив свои сомнения.


Начнём с конца

По той лишь причине, что в конце описания изобретения, прилагающегося к патентному документу, традиционно располагается та часть, которая излагает суть инновации, закреплённой правом исключительного пользования. Тогда эта часть носила название «предмет привилегии», позже стала именоваться: «предмет изобретения», «формула изобретения», «патентная формула». Но это вторично, главное – тогдашнее изложение сути изобретения оказалось абсолютно аналогичным современной «формуле». Те же ограничительная и отличительная части, отделённые словами: «отличающаяся тем…». В отличительной части перечислено то, на что предоставлено исключительное право владельцу патентного документа (использовать, продавать, передавать, разрешать кому-то использовать). За использование без разрешения владельца может последовать наказание.


Приводим «предмет изобретения» полностью, переведя его в современную орфографию и по-современному выделив разделительную фразу курсивом:

«Походная кухня с двумя котлами а и а1, котелком для топки сала с и духовым шкафом п, отличающаяся тем, что в ней для нагревания обоих котлов служит пролет б, за которым под котлом а1 расположена перегородка, направляющая продукты горения в дымовую трубу т через пролёт г, а для нагревания одного котла а, при закрытом пролете б, имеется особый, открываемый в этом случае пролёт в в ту же дымовую трубку т».


Элементарный анализ показывает, что подполковнику Турчановичу принадлежали права на созданную им систему движения горячих газов для нагрева котлов для приготовления пищи, позволяющую нагревать сразу два или один котел.


А теперь к началу, то есть к конструкции

Рассмотрим конструкцию кухни Турчановича по тому описанию, что он дал при оформлении заявки.



При этом надо учесть, что фигуры (рисунки) в описании не являются рабочими чертежами, а лишь поясняют конструкцию.


Основным элементом конструкции являются 2 цилиндра из котлового железа (поз. Ц и Ц1, фиг. 2), соединённые боковыми стенками (д, фиг. 1) и общим днищем. По верху цилиндров установлены кольцевые обечайки, чтобы на них опирались вставляемые в цилиндры котлы (поз. а и а 1). На обращённых друг к другу сторонах цилиндров Ц и Ц1 имелись отверстия (поз. в). Сверху и с боков эти отверстия прикрывали, образуя коридор, по которому продукты горения имели возможность проходить ко второму меньшему цилиндру и «омывать» оба котла. Выше общего нижнего днища располагалось сложное по составу и конструкции ещё одно днище. Вначале этого днища (на фигурах слева) была установлена решётка Л, которая отделяла топку (поз. К, фиг. 1) от поддувала (поз. Н, фиг. 2). Далее это днище состояло из листа (видимо, жаропрочной, возможно, котловой) стали, выполненного в виде чаши (поз. М). Это позволяло топливу в момент загрузки и горения сосредотачиваться под большим котлом, а не рассыпаться по всему пространству под котлами. Далее это днище образует нижнюю часть упомянутого коридора и проходит по цилиндру Ц под малым котлом а1 (поз. о, фиг. 2 и 4), образуя духовой шкаф (поз. п, фиг. 2 и 4). Полости треугольного сечения, образованные поверхностями цилиндров и боковыми стенками д, использовались. Одна (поз. т, фиг 1) – в качестве дымохода (к ней присоединялась труба), вторая – для помещения соответствующего сечения котелка с, использующегося для вытапливания сала или оставления пищи для тех воинов, которые не смогли поесть вовремя. В некоторых местах кухни для теплоизоляции Антон Фёдорович предлагал применять асбестовый картон и асбестовую обмазку. Имеющиеся конфигурация каналов выхода продуктов горения и задвижки и и и1, которые можно было открывать и закрывать, позволяли нагревать сразу оба котла или только один, тот, который расположен над топкой. Что, согласно формуле, А. Ф. Турчанович и посчитал существом своего изобретения.


Специальные котлы для кухни изготавливать не требовалось, можно было установить уже имеющиеся стандартные армейские котлы, возможно, чуть доработав их крышки. Поскольку численность подразделений в Русской армии того времени различалась, и котлы были разной ёмкости, кухню предлагалось изготавливать в трёх модификациях: малую среднюю и большую. В кухне среднего размера устанавливались котлы ёмкостью 12 вёдер (147,5 л) и 7 вёдер (86 л), что позволяло по тогдашним нормам питания приготовить пищу на 150-160 человек.


Кухня не имела своего «шасси». При движении её можно было перемещать, установив на телегу обоза, прикрепив к её дну с помощью болтов, для чего предусматривались лапы с отверстиями (поз. х). Пустую кухню можно было и переносить вчетвером (вес кухни среднего размера 10-11 пудов – 164-180 кг), для чего в имеющиеся на боках крюки вставлялись жерди.



Универсальность

А. Ф. Турчанович предложил конструкцию универсальной кухни, которую можно было использовать при движении войск, установив на телегу, или в вагоне воинского эшелона, при стоянке войск, в том числе, на фронте.



Её можно установить и на открытой местности, и в палатке, и в помещении: жилом и нежилом (лишь бы в дверь прошла), решив проблему выхода дыма.

Кухню можно использовать и «в гражданских целях»: для организации питания рабочих вне населённых пунктов, например, при дорожном строительстве, или для приготовления пищи при массовых мероприятиях: например, на ярмарках.


Достоинства предложенной кухни

В данной конструкции, несомненно, есть преимущества и технические решения, которые, можно сказать, опередили время и стали применяться много позже. Так, духовой шкаф на серийно выпускавшемся в нашей стране мобильном средстве приготовления пищи был впервые установлен на кухне КП-3-37, «увидевшей свет» в 1937 г. Но их было выпущено немного, а в последующих моделях духовки не было. Вновь она «возникла» лишь в 1965 г. Съёмные котлы, казалось бы, очевидное решение: так котлы легче мыть, а все внутренности кухни очищать от нагара и сажи. Но съёмные котлы на серийной походной кухне появились тоже в 1965 г. и на том же изделии КП-125.


А вот предложение Турчановича использовать при необходимости один из котлов в качестве кипятильника, неоднозначно. Для превращения котла в ёмкость для кипячения воды и выдачи кипятка предлагалось в его низу делать резьбовое отверстие, куда вворачивать кран. При обратном процессе «переналадки» кран должен быть вывернут, а отверстие заглушено резьбовой пробкой. Дальнейший опыт «кухнестроения» показал, что кипятильник лучше делать самостоятельной частью в составе походной кухни или как отдельное изделие.


Насколько можно судить, кухня конструкции Турчановича не сложнее в изготовлении тех кухонь, что были «на вооружении» Русской армии того периода. Возможно, она была бы дешевле в изготовлении, если бы при изготовлении применялась электросварка. Но этот технологический процесс соединения металла тогда находился в зачаточном состоянии. И при изготовлении всех тогдашних походных кухонь использовалась клепка.


Из недостатков кухни Турчановича сразу видится лишь один. Здесь нет ящика для кухонной утвари. Его приходится перемещать отдельно от основной конструкции, что в условиях похода, а тем более боев, чревато потерей половников, ножей и прочего.


Почему же она «не пошла»?

Сейчас об этом можно лишь догадываться. Один экземпляр кухни был изготовлен. Он находился в распоряжении 12 стрелкового полка, расквартированного тогда в Жмеринке. Подполковник Турчанович был заместителем (как говорят некоторые «исследователи», по хозяйственной части; точнее, военным языком: по тылу; что, скорее всего, правда) командира этого полка. Видимо, усилиями умельцев этого полка с привлечением каких-то местных мастерских и был создан образец кухни.


Нашлись фотографии этого экземпляра кухни, из которых видно, что её конструкция в целом совпадает с описанием к Привилегии. Кстати, на двух снимках видна фигура изобретателя.



В 1910 г. был создан, а в 1911 г. испытан, и тоже в единственном экземпляре, воинский вагон-кухня. Он был приписан к Юго-Западной железной дороге, видимо, где-то там и изготавливался. Но в качестве очага в нём явно использована не кухня Турчановича. А ведь Жмеринка была одним из главных узлов этой железной дороги. Так что, об изобретении подполковника 12-го полка в ЮЗЖД должны были знать.



Возможные причины

Их можно предположить несколько.

Косность интендантов Генерального штаба. Рассмотрев предложение подполковника в виде чертежей, они узрели какие-то недостатки, послужившие непринятию её «на вооружение». Но ведь единственный экземпляр был в наличии. Была возможность съездить в командировку в Жмеринку и увидеть кухню «живьём».


Увидели её «живьём», отметили недостатки в эксплуатации и отказали во введении в войска. Тоже не очень «тянет». По одному экземпляру судить трудно. Разве что эти недостатки вопиющи. Стоило бы изготовить несколько образцов и направить в войска, размещённые в разных условиях (равнина, горы, леса, пустыни). Тогда было бы яснее, как ведёт себя кухня, если не в боевых, то в разных климатических условиях.


Недостатком единственного экземпляра могло быть признано то, что Турчанович посчитал достоинством, отсутствие собственного «шасси» кухни. В передвижении войск, особенно в боевых условиях, вечно не хватает транспортных средств для перемещения тылового имущества, а тут, кроме лошади, под кухню надо занять, по крайней мере, одну телегу из обоза. Так этот недостаток легко устраним, надо всего лишь снабдить её колесами.


Лоббирование интересов конкурентами. Как нам кажется, это самая реальная причина. В то время в войсках использовались кухни нескольких конструкций. Основной была походная кухня системы Бруна, введённая высочайшим повелением от 30 января 1901 г. За это время тогдашний хозяин компании «Крыштов Брун и Сын», серийно выпускавший кухни и владевший крупным по тем временам машиностроительным заводом в Варшаве и несколькими предприятиями в разных городах России, Станислав Генрих Брун, вне сомнений, завёл связи в ведомстве Военного министерства, отвечавшего за снабжение войск тыловым оборудованием. Он мог их подключить для устранения конкуренции.


Недостаток «коммерческой жилки» у Турчановича. Пусть Военное ведомство отклонило предложенную конструкцию, но кухня могла использоваться и в гражданских целях, об этом сообщал сам изобретатель в описании к Привилегии. Но он не сумел заинтересовать ни одно машиностроительное предприятие России к выпуску своего «детища». Вполне возможно, что и не мог заинтересовать. Трудно сказать, каковы тогда могли быть уставные взаимоотношения военнослужащих с гражданскими организациями. Возможно, подполковник Турчанинов просто не имел права обратиться напрямую к фабрикантам.



***

В общем, кроме последнего вопроса, о кухне подполковника Русской армии Турчановича стало ясно все. После предыдущей публикации, в сети, кажется, стало меньше захватывающих сказок о ней и об украинце, накормившем все армии мира. Будем надеяться, что беспочвенные вымыслы об этой кухне, пока ещё распространённые в интернете, исчезнут.



Автор:  Ульянов Владимир Николаевич, Эксперт портала Unipack.Ru, бывший конструктор упаковочного оборудования

Источник: Article.unipack.ru