Войти
Эмоции идут впереди бизнес-логики
13.04.20 15:54:28
97

Рынок труда меньше чем за месяц перевернулся в России с ног на голову. Руководители кадровой компании UNITY Феликс Кугел и Алексей Новиков рассказали о новой волне смены топов и пользе опыта Apple и Nike.

Российские власти продлили режим самоизоляции до мая опять же за счет работодателя. Учитывая, что уже многие компании отправили людей в отпуска за свой счет и даже уволили, как вы оцениваете заявление властей?
Феликс Кугел, управляющий директор кадровой компании UNITY, (Ф.К.): В принципе это было ожидаемо. Было заявлено, что самоизоляция — за счет работодателя, для того чтобы снять общее социальное напряжение. Но экономическое напряжение не снялось, а, напротив, добавилось. Вакуум, который образовался между целью и мерами поддержки бизнеса, после выступления президента никуда не делся. При этом многие компании обескровлены не только из-за отсутствия средств, но и также ввиду того, что бизнес опирается на большое количество людей, а люди связаны по рукам и ногам, потому что нет четкого понимания, что нужно, чтобы человек вышел на работу, спокойно передвигался по городу, выполняя свои функции.

Алексей Новиков, управляющий партнер кадровой компании UNITY, (А.Н.): Продление срока режима самоизоляции за счет работодателя даст серьезную нагрузку на средний и малый бизнес, который существует, как правило, без финансовой подушки безопасности и платит работникам, что называется, «с колес»: заработали — рассчитались. Ситуация сложная: с одной стороны, — бизнес, который перестал получать доход, с другой — государство, обязавшее держать людей, платить им, не увольнять. Там, где речь идет о предприятиях, на которых работают тысячи людей, это серьезная нагрузка, которая может привести к банкротствам и, как следствие, к падению малого и среднего бизнеса.

После таких распоряжений, хотя они и понятны, ощущение, что никто не собирается спасать бизнес, который дает рабочие места. Чем реально могло бы помочь государство бизнесу в нынешней ситуации?
Ф.К.: Если мы посмотрим на общую ситуацию в мире, то везде, не только в России, мы увидим большой разрыв между тем, что происходит с бизнесом, и тем, как реагируют власти на это. На сегодня от слова до дела долгий путь. Бизнес требует от государства той или иной поддержки, потому что постоянно перекладывать социальный груз на плечи бизнеса, который во многих направлениях просто встал, ни к чему хорошему не приведет. Если у компании нет средств, ее, конечно, можно долго обязывать платить, но итог один. И он печальный.

А.Н.: Президент предложил некоторые меры поддержки — снижение налоговой нагрузки на зарплаты, беспроцентное кредитование малого и среднего бизнеса, налоговые каникулы и каникулы по проверкам. Но понятно, что рассчитывать исключительно на помощь правительства не стоит, бизнесу важно искать партнеров и разрабатывать новую стратегию развития для себя.

В нынешней ситуации ретейл — та отрасль, которая, с одной стороны, пострадала меньше, если мы говорим о продуктовой рознице, c другой — так же, как и многие другие, оказалась в сложном положении, если мы говорим о nonfood. Каков сегодня рынок труда в ретейле?
Ф.К.: Мир ретейла всегда зависел от людей, в нем работающих, — это важнейший фактор. В сложной ситуации ретейл очень быстро перешел из офлайна в онлайн-режим, а здесь важна доставка. И сегодня курьерские службы испытывают потребность в людях. Но регламенты выхода на работу, посещения складов для получения тех или иных заказов и доставки этих заказов — не проработанный властями вопрос. То есть если кто-то набирает персонал и выпускает его в поля и если работники поставляют заказы населению, то и работодатель, и работник могут столкнуться с большим количеством рисков, связанных и с возможным заражением, и с требованиями соблюдения режима. Есть огромная потребность в рабочем ресурсе, но нет четко изложенных и регламентированных процессов, с которыми работодатель должен работать.

А.Н.: Ретейл перешел в онлайн. Многое из того, что продавалось в магазинах, теперь будет продаваться через Интернет. Соответственно, высвободившиеся люди — это продавцы, официанты, если мы еще вспомним об общепите, — теряют работу. Но при этом наблюдается всплеск заказов на курьеров с личными автомобилями, на комплектовщиков и т.п. Мы видим, как люди переходят из одного сегмента в другой, и мы, как кадровая компания, помогаем другим компаниям наладить этот механизм перехода, тем более что у нас уже все процессы отработаны. При этом ситуация для работодателя осложняется непониманием процессов, каким образом люди могут перемещаться в условиях самоизоляции. По нашим данным, «доходимость» тех, кто потерял работу, до кадровых провайдеров и компаний — не более 10%. Людей останавливают, разворачивают, люди просто боятся, потому что не хотят получить штрафы. 

Вы говорите о низком проценте «доходимости» до кадровых агентств, насколько новые технологии в такой ситуации могут быть полезными?
Ф.К.: Конечно, сейчас не проблема проводить видеоинтервью, но во многих случаях важен личный контакт с соискателем. При этом много освободившегося персонала держать в подвешенном состоянии тоже сложно. Так как мы работаем с большим числом разных отраслей, то мы видим, где персонал простаивает, а где он нужен, и предлагаем этот ресурс работодателям. Таким образом компании получают уже проверенный персонал. Но мы сталкиваемся с тем, что сами работодатели не всегда легко воспринимают ситуацию, когда предлагается тот или иной ресурс, который уже доказал свою работоспособность для другого работодателя. Новый работодатель все равно оценивает его через свою призму. По большому счету в сегодняшней ситуации, измененной ситуации, движение персонала между разными отраслями в зависимости от падения или роста отрасли может приобрести более слаженный характер. Но пока этот процесс полностью не отлажен.

Если с коронавирусом все закончится к лету, последствия будут легкими для людей и компаний или все-таки уже необратимыми?
Ф.К.: Я бы такую аналогию привел: чтобы нефтяной танкер двигался по заданной траектории, проводится серьезная заблаговременная работа. Вы решаете остановить танкер, он замедляется, тормозит, но очевидно, что потом его будет сложно разогнать. Есть ли у вас новый план, как возобновить его работу в прежнем темпе? С бизнесом так же. Хотя, конечно, если все закончится достаточно быстро, мы все рассчитываем, что процесс восстановления будет тоже достаточно скоростной. Но все-таки не нужно забывать одну простую вещь: каждый новый день, который мы сегодня проживаем, усугубляет те или иные процессы, в том числе и негативные. 

А.Н.: Будем надеяться, что этот кризис пройдет быстро. Все восстановится. Но один из выводов, который можно будет сделать после всего, — это необходимость использовать модель аутсорсинга. У нас в России привыкли иметь все свое, в том числе и свой персонал для любых, даже не самых важных и регулярных задач. Но уже давно весь мир отказался от таких финансовых нагрузок, и бизнес, особенно тот, у которого есть сезонные всплески потребности в каких-то работах, не держит весь персонал у себя в штате. На мой взгляд, изменения коснутся именно того, что бизнес поймет, как сложно, скажем, справляться с сезонными нагрузками, а в периоды спада думать, что делать с людьми. Лучше брать ресурсы, которые есть у профессиональных компаний, а это и наша компания в том числе.

Но в России заемный труд запрещен, точнее, он довольно жестко регламентируется. Нужны будут изменения в законодательстве.
Ф.К.: Аутсорсинг — это не заемный труд. Это передача непрофильных функций компании провайдеру, будь то курьерская служба, кадровое делопроизводство, подбор персонала, обслуживание IT-инфраструктуры или работа call-центра. Люди работают у провайдера, он полностью контролирует то, как они выполняют задачу. Компания платит не за персонал, а за решение задачи. Аутсорсинг не запрещен, и это давно известное понятие. Здесь вопрос не просто в законодательстве, здесь вопрос в привычках российских компаний, в особенностях ведения бизнеса. А большинство привыкло рассчитывать на себя, делать все самим, что в итоге удорожает процесс. А еще есть вопрос доверия к аутсорсинговым компаниям, могут ли они сделать быстрее, четче и дешевле, чем может сам заказчик.

А.Н.: Аутсорсинг пользуется популярностью во всем мире. Так, например, у Apple и Nike нет своего производства, но у них есть аутсорсинговое производство, бренд и технологии. В России, несмотря на то что мы говорим об аутсорсинге уже не одно десятилетие, этот рынок только-только встает на ноги. Чтобы «аутсорсить» процесс, его нужно систематизировать у компании-заказчика. Я сравниваю это с шестеренкой в часах. Чтобы ее вытащить и поставить в другие часы, надо, чтобы зубчики совпали, иначе ничего не заработает. В России, к сожалению, система одной компании плохо совпадает с системой другой компании, у каждого она своя, все привыкли делать сами. В этом смысле показательна пословица «Если хочешь все сделать хорошо, сделай все сам». Но такой подход губит российские компании. На мой взгляд, российским компаниям рано или поздно придется задуматься о процессах и о передаче этих процессов более эффективным подрядчикам, в противном случае эти компании будут проигрывать.

Кто сегодня быстрее меняется: работник или работодатель?
Ф.К.: Работник. Но это всегда происходит, когда рынок принадлежит работодателю. А сегодня он принадлежит ему. Если мы посмотрим на мир, то увидим огромный всплеск безработицы, в некоторых странах она ужасающая, и этот всплеск скоростной, что в свою очередь прессингует всю экономическую систему в целом. И, конечно, в эти времена очень сложно четко и быстро реагировать на изменения в окружающем мире. Выживают в таких ситуациях сильнейшие, а это те, кто быстро реагирует на изменения. 

Обычно в кризис растет роль топов, нынешний кризис из числа неожиданных, по-прежнему ли важны топы или в условиях дефицита средств они рассматриваются как затратная часть?
Ф.К.: Топов знающих, умеющих и опытных немного. Они всегда ценились. Не всеми, но всегда. 

В этот раз не просто происходит оптимизация, закрываются компании целиком. Следует ли ожидать волны смены топов, после того как рынок труда ими наполнится?
Ф.К.: Сложно ответить на этот вопрос. Желание выжить вынуждает эмоции идти впереди бизнес-логики. А бизнес-логика проста: требуется провести изменения, потому что завтра не с чем будет работать. Поэтому некоторые компания будут, как и всегда, меняться, а другие надеяться на русское «авось пронесет». Это ошибочная тактика.

А.Н.: Я думаю, что смена топов действительно произойдет, когда на рынок труда выйдут стоящие управленцы. Ведь в нынешней ситуации они оказались вынужденно. И компаниям будет из кого выбрать. Но при этом будут активно искать антикризисных управляющих, профессионалов, которые могут быстро принимать решения.

В последние годы большинство говорили о том, что многие отрасли слишком разогреты с точки зрения зарплат для руководителей. Изменится ли ситуация?
Ф.К.: Ввиду того что ожидается всплеск на рынке труда, это будет давить на некоторые направления и влиять на уровень зарплат. А некоторые отрасли, которые были разогреты, таковыми и останутся. Взять ту же ИТ-сферу. Ведь чем больше мы удаляемся в «облако», тем больше мы зависим от ИТ-разработок. При этом общая ситуация во многих компаниях такова, что для того, чтобы компания могла выжить, ей придется тщательно проанализировать свои внутренние процессы. Придется где-то жертвовать бенефитами или премиями или чем-то еще для того, чтобы компания не оказалась банкротом. Здесь много составляющих, которые влияют на общую картину.

Многие говорят, что важно удержать команду. Как это сделать, если нет средств?
Ф.К.: Хороший вопрос, и да, он усугубился экономическими факторами, но, даже когда весь рынок рос, очень важно было уметь собрать команду, удержать ее и уметь двигать ее вперед. Финансовая составляющая в этом вопросе никогда не играла первостепенную роль, на мой взгляд. Гораздо более решающими факторами для многих были уровень комфорта, понимание, куда идти, зачем идти, что после себя оставить. Другое дело, что очень многие компании инерционно были объединены в команды, и вот им теперь очень тяжело без финансовой поддержки удержать людей. 

Насколько сегодня в ситуации, когда на бизнес давит государство, реален вариант, как в «Атлант расправил плечи», просто закрыть бизнес и все? Настроения у владельцев бизнеса какие?
Ф.К.: Настроения сложные. Кризис не технический, а социальный. Нет времени, чтобы поднять голову и подумать, как быть. Под большим давлением оказался малый бизнес. Если мы посмотрим, сколько салонов красоты, цветочных магазинов закрылось, — этот список будет огромный — становится страшно, притом что в нормальной экономике малый и средний бизнес являются основным работодателем. Настроение тяжелое. Все ожидают, что вот-вот все пройдет, появится вакцина, и все вернется в обычное русло. Но в долгосрочной перспективе станет очевидно, что бизнес и государство переплетаются не через большой бизнес, а именно через множество небольших компаний, что очень сильно влияет на общую социальную платформу любой страны.

А.Н.: Предприниматели по своему состоянию — бойцы. Поднять бизнес в России — сложный процесс, и когда такого рода кризисы наступают, а мы их на своем веку пережили как минимум три, то возникает внутренняя собранность. И понимание, что рассчитывать можешь только на себя, если не я, то кто же. И это дает заряд движения вперед и желание выйти из кризиса. Остается надеяться, что этот кризис позволит нам стать лучше.
Источник: Marketmedia.ru